буржуазный философ (olegria) wrote,
буржуазный философ
olegria

ДИАЛЕКТИКА СОЦИАЛИЗМА



ДИАЛЕКТИКА СОЦИАЛИЗМА
некоторые размышления на фоне вопроса
о причинах исчезновения советского строя
© Copyright: Олег Алексеев, 2011
Свидетельство о публикации №21112110113
§1 Теория научного коммунизма и товарное производство.
В основе стоимости лежит человеческий труд совершаемый в определенных материальных условиях и отношениях. Каждый раз изменения материальных условий, в которых совершался труд людей, меняли форму стоимости, пригодную для ее присвоения и распределения в этих конкретных материальных условиях, до тех пор пока она не развилась в стоимость выраженную капиталом, прибылью и заработной платой. Дальнейшее развитие должно привести нас к таким изменениям, когда человеческий труд в общественном производстве будет выражен в форме не предполагающей стоимостные отношения.
В человеческом обществе производство и обмен - две необходимые обуславливающие друг друга вещи для выражения всех частнособственнических отношений, как стоимостных отношений. Но фраза, что “положения теории научного коммунизма разработаны не на основе трудовой теории стоимости, а на ее критике и отрицании”1, звучит двусмысленно, так как Маркс принадлежит к тем людям, которые разрабатывали трудовую теорию стоимости и делали выводы именно из трудовых отношений осуществляемых в обществе. Я понимаю, что хотел выразит автор - в социализме нет стоимостных отношений. Поэтому теория социализма есть отрицание стоимости в трудовых отношениях людей. Это несколько иное чем отрицание и критика трудовой теории стоимости. Но будет ли почтенная публика также понимать столь смелое утверждение, которое можно трактовать будто бы Маркс отрицал трудовую теорию стоимости.

“Но задача обсуждений на рассылке ИМПУЛЬС состоит не в углублении знаний о товарном производстве, а в освоении положений теории научного коммунизма. Положения теории научного коммунизма разработаны не на основе трудовой теории стоимости, а на её критике и отрицании.”2 

Материальные предметы труда перестают быть товарами, когда они перестают обмениваться между людьми. Это может произойти в двух случаях. В первом случае каждый человек удовлетворяет свои материальные
потребности совершенно самостоятельно, то есть производительность отдельно взятого человека огромна и универсальна. При возникновении любой потребности у отдельно взятого человека есть достаточно средств, чтобы удовлетворить ее. Во втором случае производительность общественного материального труда такова, что предметы подлежащие потреблению ничего не стоят, в них нет физического труда людей или он ничтожно мал. Такая ситуация возникает когда физический труд людей вытеснен из материального производства, когда произошло диалектическое слияние умственного и физического труда, когда последний растворился в своей противоположности и умственный труд превратился в производительный труд материального производства, когда отрицание физического труда завершилось в умственном труде.3
В любых других случаях возникает обмен, обусловленный всем ходом исторического развития, включающий: и природное различие людей, и разделение труда по видам материальной деятельности, и разделение умственного и физического труда связанное как с усложнением труда, так и с классовым делением общества. Весь этот исторический багаж неминуемо исчезнет. Но он исчезнет диалектически. В еще большем усложнении труда и в еще большем его разделении на умственный и физический труд.
Первый случай исчезновения обмена на практике вряд ли осуществим. Человек должен быть Богом, использующий всю энергию Вселенной, так как фантазии человека безграничны.
Второй случай есть наше человеческое общество, в котором производительность труда и технологии этого труда таковы, что обмен утрачивает свое общественное значение. Он не исчезает, разнообразные предметы потребления будут исправно доставлять во все уголки обобществленного человечества, но этот обмен приобретет форму в соответствии с материальными условиями производства, где информационный обмен станет общественно значимым. Не материальные предметы, а глобальный обмен разнообразной информацией будет главенствовать в обобществленном человечестве, в основе которого будет лежать наша ушедшая далеко вперед организация производства. Будет ли этот информационный обмен порождать новые эквиваленты, нам не известно. Но нам известно одно, что социалистическое общество гораздо сложнее всех предыдущих общественных устройств вместе взятых.4 В нем гораздо сложнее отношения, порожденные более сложным производством материальных благ, где на поверхности выступают новые противоречия нематериального обмена. Стоя в капиталистической долине, куда нас привела история человеческого развития, мы вряд ли можем разглядеть детали на горных сверкающих белизной вершинах социализма, куда нам еще предстоит подняться, но мы можем видет очертания - признаки социализма.

§2 Главный вопрос социализма
В природе, как и в движении человеческого общества, нет парадоксов. Парадоксы и чудеса возникают в нашей голове, каждый раз, когда теоретические выдумки расходятся с действительностью.5 Поэтому вопрос каким образом и “по какой причине произошла утрата завоеваний социализма” становится главным только тогда, когда мы верим в чудеса, демонов и предателей. Верим, что можно устранить стоимость, будто она не порождение определенного уровня развития производительных сил и соответственно выражение определенных производственных отношений. Верим, что возможно построить социализм хоть в феодально-помещичьей России, хоть в феодальной Монголии, или в родовых отношениях африканских племен, будто он также не порождение определенного уровня производительных сил и определенных материальных условий. Как тут не вспомнить иронию Энгельса: "Не было просто того гениального человека, который явился теперь и который познал истину. Что он теперь появился, что истина познана именно теперь, — это вовсе не является необходимым результатом общего хода исторического развития, неизбежным событием, а
представляет собой просто счастливую случайность. Этот гениальный человек мог бы с таким же успехом родиться пятьсот лет тому назад и тогда он избавил бы человечество от пяти веков заблуждений, борьбы и страданий."6 И наконец верим, что классы исчезают под дубинами варваров, на гильотине7, в Соловках и уплывают на “философском пароходе”8
Главным вопросом социализма был и остается вопрос реального обобществления. Чем больше реального обобществления в обществе, тем меньше в нем государственной монополии. В теоретических положениях
марксизма, касающихся общих процессов развития общества и смены общественных формаций, и в действительности процесс отмирания государства начинается не в социализме и не с осуществлением социалистической революции. Этот процесс начинается в капитализме и идет параллельно с реальным обобществлением, слиянием умственного и физического труда, через еще большее разделение труда и параллельно процессам в изменении технологий функционирования средств производства, таким образом, что они обеспечивают равенство всех по отношению к этим изменившимся средствам производства, а значит параллельно исчезновению классов. Поэтому монополия, в каком бы виде она не была представлена - это не обобществление. Обобществление - это не монополия. Монополия на средства производства есть ограничение в интересах определенной группы, в то время как обобществление подразумевает прямо противоположное - доступность всех членов общества к средствам производства. Но вернемся к “коренному вопросу”.
“...Осваиваем теорию, чтобы ответить на главный вопрос политической экономии социализма: по какой причине произошла утрата завоеваний социализма. Поэтому коренной вопрос политической экономии состоит не в том, какая связь между стоимостью и меновой стоимостью, а какая связьмежду категорией стоимости и утратой завоеваний социализма. О том, что новый общественный строй (коммунизма) начинается с устранения стоимости в общественном производстве, классики высказывались вполне
определённо.”9
Если мы поднимемся над национальной историей, то мы увидим единую историю единого человечества на всем протяжении его развития10. В этой глобальной истории народы подходят к последнему этапу большого
частнособственнического цикла в разное время. Некоторые народы до сих пор находятся на очень низких ступенях, в которых неразвитые капиталистические отношения соседствуют с рабовладением и феодализмом. Человечество как генетическую память сохраняет все отношения своей истории.
Русское общество подошло к капитализму только в конце XIX и начале XXвеков. Русское общество накануне всех революций ХХ века все еще оставалось феодальным обществом позднего абсолютизма (помещичий феодализм)11. Еще не разрушена община - наследие родовых и определенного этапа феодальных отношений. Еще 90% населения проживает в деревне, а пролетариат составляет 1,86% от всего населения России.12 Капитализм развивается с 1861 года, но все еще в ограниченных условиях.
“Мы не станем, конечно, утруждать себя тем, чтобы просвещать наших мудрых философов относительно того, что “освобождение” “человека” еще ни на шаг не продвинулось вперед, если они философию, теологию, субстанцию и всю прочую дрянь растворили в “самосознании”, если они освободили “человека” от господства этих фраз, которыми он никогда не был порабощен; что действительное освобождение невозможно осуществить иначе, как в действительном мире и действительными средствами, что рабство нельзя устранить без паровой машины и мюль-дженни, крепостничество - без улучшения земледелия, что вообще нельзя освободить людей, пока они не будут в состоянии полностью в качественном и количественном отношении обеспечить себе пищу и питье, жилище и одежду, “освобождение” есть историческое дело, а не дело мысли, и к нему приведут исторические отношения, состояние промышленности, торговли, земледелия и общения...”13
“Наш мир - это объективный мир. В нем действуют объективные, диалектические законы развития. От простого к сложному через диалектический кругооборот к новой сущности, как возврат к старой сущности на более высоком уровне развития - сущности, вобравшей в себя опыт движения на этом, данном, промежутке времени. Общественные отношения не составляют исключения[1]. Вот поэтому, изучая материалистическую историю людей, мы можем утверждать, что общинный, бесклассовый строй древности, сменяется рабовладельческим, затем феодальным и наконец капиталистическим строем. Знания о развитии, как четырехтактных циклах, и не только это, дает нам возможность предположить, что капитализм должен смениться новой формацией, вобравшей в себя весь опыт движения и возвратить нас в коммунизм на более высоком уровне, развившейся сущности. Этапы развития сущности следуют один за другим, последовательно развивая внутри себя новый этап, подготавливая новый шаг в развитии, количественно изменяя сущность таким образом, что однажды совершается качественный, невозвратный переход к новому. Действительность - это совершившееся пространство-время. Но это уже изменившаяся сущность, на мгновение продвинувшаяся вперед. Поэтому сущность не возвращается к старому, будто отнимает часть количественных изменений, а движется только вперед, добавляя количественные изменения. Возврат происходит исключительно диалектически, как и движение вперед. Поэтому этапы развития не опережают друг друга. В истории человеческого общества мы видим постепенную смену общинного строя рабовладельческим, рабовладельческого - феодальным. Развившаяся сущность рабовладения есть феодализм, развившиеся сущность феодализма есть капитализм. Но мы не находим исторических фактов, чтобы рабовладельческий строй сменился капиталистическим, а затем под напором сеньориальной, земельной аристократии, уступил место феодализму. Такому развитию событий препятствуют реальные материальные условия существующие в обществе людей. Именно они, материальные условия организации труда, определяют сущность отношений. За социализмом никогда не следует капитализм, если мы определяем социализм как развившуюся сущность капитализма. Наличие капитализма всегда подразумевает развившуюся сущность феодализма.
Вся социальная сущность любого общества покоится на уровне развития производительных сил. Предыдущая сущность всегда имеет в своем основании менее развитые производительные силы, чем последующая сущность. Развитие этих производительных сил определяет движение от менее развитой к более развитой сущности. Производительные силы последующего шага всегда естественно более производительны прошлого времени. Производственные отношения старой сущности со временем становятся препятствием на пути новых производственных отношений, имеющих более высокую организацию труда. Но мы должны понимать, что более высокая организация труда, может смениться только еще более высоким уровнем производительных сил - она никогда не уступает место менее развитым производительным силам, более низкой организации труда, основанной на менее развитых производственных отношениях. Социалистические отношения, как более развитые отношения не могут уступить место отношениям ушедшей, изжившей себя эпохи, в силу того, что социализм есть более высокие производительные силы, основанные на более сложной и более производительной организации труда.
В тоже время мы видим, что капитализм, следующий за феодализмом, естественным образом более производителен в своем основании. Ограничения, которые присущи феодализму, преодолеваются капитализмом за счет более свободной организации производства. Стремление людей к более свободным экономическим отношениям, начиная с рабовладения, постоянно генерируют изменения внутри старых отношений. Отсюда, новая сущность общественных отношений содержит в себе больше свободы, чем предыдущая.
Самые гениальны умы, самые талантливые и передовые люди, не могут изменить объективные законы развития. Действуя в определенных условиях, эти люди не могут выйти за границы этих данных исторических условий, какими бы красивыми не были их идеи, какими бы благородными помыслами они не руководствовались[2]. Уровень развития производительных сил будет определять отношения в обществе. Рабовладельческий уровень развития будет соответствовать рабовладельческим отношениям, феодальный уровень будет определять феодальные отношения, капиталистические производительные силы определят капиталистические отношения. Следующий уровень изменит навсегда капиталистические отношения.
Классическим примером развития сущности общественных отношений является история русского общества. Самые невероятные политические лозунги, самые умопомрачительные теоретические кульбиты и заклинания, не смогли изменить феодальной сущности, которая в своем развитии подвела русское общество к капитализму, как более высокой организации труда, более развитым производительным силам, более мощной производительности труда и, соответственно, более свободным экономическим отношениям. Внутри феодальной сущности развился капитализм настолько, что уже советская феодальная верхушка, выступала как совокупный капиталист в условиях феодальной монополии на землю, людей и средства производства, вступающие все больше и больше в капиталистические отношения. Поэтому последние сто лет русского феодализма были вулканической магмой, пульсирующей тремя буржуазными революциями, которые не смогли преодолеть феодализм, но каждый раз продвигавшие его к новым производительным силам. Революция 1905 года, Февраль 1917 года и последовавшая за ним Октябрьская революция, все они, были следующим шагом к капитализму. Проигрывая реальным условиям феодального уровня развития производительных сил, революции подготавливали качественный переход русского общества, совершенный им в конце ХХ века. Особенно это относится к советскому периоду, осуществившему пролетаризацию страны и гигантскую революцию в производительных силах, которые стали основанием для смены феодальных отношений капиталистическими. Четвертая буржуазная революция 1985-1993 годов завершила процесс феодального развития России, продолжая развивать капитализм в новых, уже свободных условиях, а также новые, зреющие внутри капитализма отношения непохожие на советский феодализм, и превосходящие
по своей производительности капиталистические отношения.”14
Для социализма недостаточно лозунгов, блестящей общественной науки и тяжелой промышленности, для социализма необходимо несколько иное. И все же, стоя в долине капитализма, мы можем видеть очертания будущего общества. Эти очертания не совпадают ни с прошлой, ни настоящей историей человечества.

§3 Критерии социализма
Критерий первый. Свобода.
История человеческого общества показывает, что индивидуальный человек с
его абсолютной социальной свободой в эпоху дикости, в тоже самое время
находился в плену природных обстоятельств, но вступая в социальные
отношения он начал долгий путь к осознанной необходимости как абсолютной
свободе над обстоятельствами. Диалектика восхождения к этой вершине лежала
через пропасть рабства, закабаление женщины и три эпохи классовых обществ.
Преодолевая дикость и варварство человек преодолевал себя и все же двигался
к своей свободе, как естественному атрибуту цивилизации. Поэтому
возвращаясь в свое будущее, в эпоху бесклассового общества, человек будет
более свободен, чем любой патриций, сеньор или буржуа. Его свобода будет
простираться за горизонт не только буржуазных свобод и буржуазного права, но и выдумок вульгарных социалистов. Он не будет ограничен, не только
социальным правом, не говоря уже о политическом праве, как архаизме
классовых обществ, но и никакими экономическими требованиями со стороны
общества вообще.
Ни физическое принуждение рабства, ни сеньориальная земельная
зависимость, ни капиталистические обстоятельства, заставляющие вчера и
сегодня человека работать, не будут определять в социализме его внутреннюю
потребность к творческому труду. Свободный труд свободных тружеников
менее всего будет стеснен и ограничен какими-то ни было предписаниями,
кроме возрастающими нормами технологической безопасности, которые будут
определяться самим сообществом этих тружеников. Более того обществу не
будет никакого дела до того, чем занимается человек и какой вклад он вносит в
общее дело. Совсем другие мотивы будут лежать в основе экономического и
социального поведения человека, как человека общественного и
цивилизованного. Но это социальное поведение может шокировать почтенную
буржуазную публику, как в свое время высказывания Энгельса[1] вызывали гнев
обывателя о том, что свободной женщине в социализме ничто не будет
препятствовать: ни экономические, ни моральные, ни обстоятельства
“последствий”, чтобы отдаться любимому мужчине, а право наследования по
отцовской линии опять сменится правом женщины определять родство ее детей.
Такое свободное социальное поведение людей в социализме будет
определяться экономической свободой каждого в отдельности и общества в
целом за счет фантастической производительности труда, когда физический
труд человека будет вытеснен умственным трудом из производства, а последний предоставит человеку ничем не ограниченный полет фантазии. Эти же обстоятельства будут определять и новую парадигму потребления, когда
удовлетворение физиологических потребностей, лежащих в основе нашей
жизни отойдут на второй план, уступив первенство потребностям нашего ума.
Следуя за диалектической логикой мы можем видеть, как далеко отстоит
наша буржуазная действительность настоящего и тем более прошлая
действительность советского феодализма от реальных отношений социализма.
И если мы хотим понимать движение к новому обществу, мы должны со-
измерять это движение со степенью свободы отдельного человека, который сам
определяет свою жизнь и степень своей ответственности перед обществом,
исходя из его личных материальных интересов.

Критерий второй. Отсутствие классов.
[свобода от классов]
Вторым не менее важным критерием социализма, наряду со свободой
человека вообще и свободой женщины в частности, является отсутствие
классов с их классовыми интересами. В социализме отсутствуют классы.
Поэтому апологеты советского феодализма никак не могли решить столь
трудную для них задачу. Ведь на протяжении всей советской истории классы
были реальностью, более того советская действительность кроме феодальных
отношений выраженных в прикреплении людей к определенным регионам,
предприятиям, организациям, заводам, фабрикам, колхозам и совхозам через
паспортную систему и систему прописки, через государственный террор нового
феодального класса, постоянно воспроизводила нарождающиеся
капиталистические отношения, с которыми вели бесконечную борьбу
феодальные бонзы Политбюро. При этом им приходилось совершать такие
идеологические кульбиты, что у неискушенного обывателя захватывало дух. То
они старались запихнуть в узкое горлышко дурной “социалистической”
практики интеллигенцию, которая не вписывалась в стройную теорию и
приобретала форму рабочей, технической, научной, военной, колхозной и
наконец творческой. То они делали научное открытие обнаружив новую
общность - советский народ, которая под магическими чарами новой
действительности в одно мгновение превратилась в классовое
капиталистическое общество. То обнаруживалось, что узкие вполне
прагматичные интересы рабочего класса, который растаскивал народное добро
с того предприятия, где он работал, никак не совпадали с надуманными
теоретическими построениями о росте сознания по мере продвижения к
светлому будущему. Феодальное, классовое бытие определяло сознание людей,
несмотря на их героический, но низко-производительный труд и веру, что уже
новое поколение будет жить при коммунизме.
Порождением этих феодальных классовых отношений было феодальное
государство, смотревшееся монстром бесправия на фоне буржуазных обществ с
буржуазным правом. Государство, которое с первых шагов социализма должно
было сойти на нет в теории и само себя отменить, в действительности, строго в
соответствии с диалектическими законами развития позднего феодального
общества, приобретало абсолютное значение в экономической и политической
жизни общества, представленное нам в различных формах абсолютизма новых
феодалов: культа личности, волюнтаризма и наконец застоя. Любая
экономическая формация проходит долгий путь зарождения, становления,
развития и исчезновения. Она внутри себя создает экономические условия
своего будущего исчезновения. Будущие силы и представители этих сил
появляются задолго до своего доминирования в обществе, становятся и
развиваются как носители нового способа производства параллельно со
старыми отношениями, которые еще вчера были прогрессом и шагом вперед, но под напором развившейся действительности утратили свое значение для
общества. Каждый раз эти новые силы, этот новый способ производства, а
соответственно и новые отношения являются экономически более
эффективными. Старая формация не исчезает мгновенно, но под натиском
эффективного способа производства шаг за шагом на протяжении многих веков
сдает свои позиции, пока наконец носители старого способа производства
утрачивают свое доминирующее положение в обществе и становятся славной
историей человечества. Так было с рабовладельцами и рабами, так было с
феодалами и зависимыми крестьянами, так будет с буржуазией и рабочими.
Социалистическая история это история постепенного исчезновения классов и
постепенного исчезновения государства, через естественные формы
обобществления капитала внутри развивающейся капиталистической
формации. Ни физическое уничтожение классов, а естественный переход на
новый, более эффективный способ производства будет лежат в основе их
исчезновения. И опять видим, как поспешили гениальные политические
авантюристы объявлять социализмом тривиальные, неразвитые
капиталистические отношения позднего феодализма.

Критерий третий. Истинное богатство общества.
[свободное время]
[свободное время каждого члена общества, которое определяет
действительное богатство общества. Свободное время - это не то время,
которое тратит безработный в поисках работы, и не то время, которое
имеет нищий, а то время, которое тратят Билл Гейтс или Сергей Брин на
реализацию своих удивительных идей]
В основе свободного времени граждан, которое они будут использовать для
творчества и реализацию своих талантов, будет лежать производительность
свободного труда. Новый способ производства должен превосходить по своей
производительности капиталистические отношения. Как в свое время
феодальный способ и сеньориальная зависимость оказались эффективнее
рабовладения, а капитал преодолел феод и земельную аристократию, так и
социализм шагнет за горизонт буржуазного права и буржуазной справедливости
частнособственнического распределения. Любое общество, которое собирается
примерить на себя социализм, должно быть естественным образом на голову
выше капитализма по производительности труда. А это можно достигнуть
только за счет свободного труда свободных людей.
Каждый раз совершая качественный переход к более высокой
производительности труда человечество высвобождало немного времени, не
только для главенствующего класса собственников: рабовладельческих,
земельный или капиталистических собственников средств производства, но и
для подчиненных классов. Этот долгий путь, этот большой цикл в развитии
человечества подошел к своему завершению, когда капитализм высвободил
гигантские силы частной инициативы, ума и таланта для всех членов общества.
Через пятьсот лет яростного восхождения к своей вершине и своему триумфу,
когда он впервые заявил о себе как новой социальной силе, через кризисы и
мировые войны за ресурсы и рынки сбыта, капитал начал процесс изменения
лица рабочего класса постепенно вытесняя его из промышленности и сельского
хозяйства.
В головокружительной гонке за производительность труда он вынужден
освобождать не только труд и подчиненный класс, через увеличение его
свободного времени, но также он вынужден изменять все общество,
предоставляя все больше экономических свобод для каждого его члена, тем
самым увеличивая армию людей имеющих собственность и для которых
физический труд уже не является средством существования. И если капитализм
до сих пор всё, что только доступно человеческой фантазии, превращает в товар и не может вырваться из условий своего воспроизводства рождая обмен и потребление, которые уже не кажутся нам не только и не столько справедливыми, сколько неразумными, то социализм основанный на
производстве, которое является следствием творчества в свободное время
изменит наше представления о потреблении и справедливости.
О социализме мы можем говорить только тогда, когда свободное время будет
использоваться людьми, как основное время для нового главенствующего в
человеческом обществе производства - производства интеллектуальных благ.
Следуя за гениальной идеей неизвестного автора, который называл Мак-
Куллоха "невероятным кропателем", и которую развил Маркс, мы можем
утверждать, что общество советского периода было далеко от социализма. Как и современному обществу все еще предстоит долгий звездный путь побед и
поражений к своему истинному богатству.
__________________________
1
М.Богданов Капитал и теория научного коммунизма. Из ответов господину Ю.Л. Дюбенок
2
М.Богданов Капитал и теория научного коммунизма. Из ответов господину Ю.Л. Дюбенок
3
Движение противоположностей и их взаимное отрицание как процесс, движение. Г.В.Ф. Гегель Наука логики.
- Спб., - 1997 стр. 107-108 (выдержки из текста, очень полезно для социалистической теории и оценки
реального процесса см. на сайте Капитал)
4
Н. Ютанов, С. Переслегин Письма Римскому клубу стр 299 (в книге Дж. Форрестер Мировая динамика АСТ
СПб Terra Fantastica 2003)
5
Материалистическое понимание истории снимает все сомнения относительно естественного развития
русского общества в ХХ веке. Страшный сон буржуазии
6
Ф.Энгельс Анти-Дюринг ПСС 2-е Издание стр. 18-19
7
Исчезновение классов - это прежде всего переход на новый способ производства. Класс рабовладельцев исчез
не потому что рабовладельцы пали под дубинами варваров, а все феодалы сложили свои головы под
гильотиной, а потому что те и другие медленно но неуклонно на протяжении длительного времени переходили
на новый способ производства, используя новые совершенные технологии и новую организацию труда и
производства. Тезисы о социализме Тезис второй // Диалектика двух с половиной шагов в социализм
8
“ т. Дзержинский! К вопросу о высылке за границу писателей и профессоров, помогающих контрреволюции.
[...] Все это явные контрреволюционеры, пособники Антанты, организация ее слуг и шпионов и растлителей
учащейся молодежи. Надо поставить дело так, чтобы этих «военных шпионов» изловить и излавливать
постоянно и систематически и выслать за границу.” Письмо В.И. Ленина Ф.Э. Дзержинскому 19.05.1922
Ленин В.И. Полн. cобр. соч. Т. 54. С. 265–266
9
М.Богданов Капитал и теория научного коммунизма. Из ответов господину Ю.Л. Дюбенок
10
С.П. Капица Глобальная демографическая революция и будущее человечества
11
Этапы развития феодального общества:“И класс крестьянства и класс сеньоров проделал свой путь
развития, который для первых состоял из рабства, полурабства- крепостничества, то есть прикрепления к
сеньору, далее прикрепления к земле, то есть классический феодализм, освобождения от крепостничества,
рентных земельных отношений, освобождения от земли и, наконец, пролетаризации, а для вторых -
сеньориальный период разрушения рабства, переход на феодальные отношения, крепостничество,
открепление крестьянства, абсолютистский период.” Диалектика двух с половиной шагов в социализм
12
Открытые вопросы марксизма ссылка 3
13
К. Маркс и Ф. Энгельс. Избранные произведения в 3-х томах Т1 — Немецкая идеология стр 15-16
14
Страшный сон буржуазии


Tags: диалектика социализм
Subscribe

  • Коммунизм

  • ДОСТОВЕРНЫЙ ПРОГНОЗ

    Возможен ли прогноз в человеческом обществе, когда мы знаем, что имеется свобода воли и в каждой точке пространства-времени, соответственно,…

  • Смертельный укол зонтиком

    До сих пор американская экономика справлялась с инфляцией несмотря на то, что эмиссия составляла ежегодно сотни миллиардов долларов. Потому что…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments